Pátek, Říjen 18Běloruský dům v Praze

Чернобыль в душе беларусов

Каждый год день 26 апреля я, как и все беларусы, провожу в трауре. Это черный день для всей республики. День Чернобыльской аварии.

Хоть она и произошла в Украине, ветер дул в сторону Беларуси. Мы ничего не знали про радиацию, про катастрофу мирового масштаба, про приближающуюся смерть. Меня вместе со школьниками выгнали на репетицию марша к дню труда, а  на 1 мая нам нельзя было надевать даже панамки, пионерские пилотки нам тоже не полагались, так как по возрасту мы были всего лишь октябрятами. Через несколько недель поползли слухи, родители откуда-то доставали дозиметры и ужасались их показаниям. Семьи судорожно вывозили детей из моей родной Гомельской области, на которую пришелся самый крупный выпад радиации. А потом наши отцы, братья, соседи начали умирать от облучения. Еще через несколько лет Чернобыль догнал женщин, для которых диагноз «рак груди» стал обычным, по страшному привычным поводом пойти к врачу.

Такие «семейные предания» вы услышите в каждой беларусской семье, как раз в день 26 апреля. Нет такого дома, где бы кто-то не умер с онкологией, которая поразила население. В эпидемии рака можно по неведению обвинять руководство СССР. Но на самом деле геноцид беларусского народа устроил лично Александр Лукашенко.

В 1996 году он издал декрет, согласно которому пораженные радиацией территории были признаны чистыми. Что это означало на практике? Выходцам из этих регионов перестали выплачивать пособия по инвалидности и оплачивать лечение. Там же разрешили заниматься сельским хозяйством – выращивать зерновые, овощи, фрукты, а также разводить птицу и скот. Магазинные полки заполнились радиоактивной продукцией.

Более того, в бывшую «чернобыльскую» зону стали распределять, то есть посылать принудительно выпускников ВУЗов, но не простых, а «политических». Та же участь ожидает осужденных к трудовому наказанию. Всех инакомыслящих осознанно экстрадируют на зараженные территории. А это – гарантированная онкология в ближайшие пять лет. И лечение, которое больше не оплатит государство – зона-то чистая. Батька так сказал!

Лукашенко прекрасно понимает, какое преступление он совершает. И старательно заметает следы. Поэтому единственный, кто 26 апреля выходит на улицы и с плакатами и в громкоговорители напоминает о последствиях Чернобыльской аварии, – это многострадальная белорусская оппозиция и правозащитники. Более того, единственный фонд, помогающий жертвам Чернобыля, был создан БНФовцем Геннадием Грушевым, который неоднократно был под судом за то, что вывозил маленький детей на реабилитацию в Европу. А деньги на их лечение выбивал по всему миру – и только официальные власти Беларуси не помогли ни разу.

Геноцид собственного народа – это серьезное преступление, за которое Международный суд в Гааге даёт пожизненное тюремное заключение. Планомерное и осознанное убийство простых беларусов и противников с помощью радиации – это геноцид. И Лукашенко должен оказаться на скамье подсудимых именно за геноцид.

Автор: Андрей Канадис

Napsat komentář

Vaše emailová adresa nebude zveřejněna. Vyžadované informace jsou označeny *