Pátek, Říjen 18Běloruský dům v Praze

Может ли Лукашенко стать демократом?

В политической риторике последних лет, летящей по проводам и эфирам из самых неожиданных уголков нашей бывшей необъятной родины, все чаще слышаться нотки вечной и полюбившейся простым слушателям песни о внимании к людям, о заботе о благополучии населения и даже, прости господи, о демократии. Причем порассуждать об этом любят самые что ни на есть известные и заслуженные демократы – от бессменного президента соседней России до традиционного и естественно-восточного Казахстана.

Конечно, не остается в стороне и Лукашенко. Тем более, что вышеупомянутые, так сказать, коллеги, вполне могут ходить у него в учениках – ведь именно Лукашенко первый из них в этом году отмечает свой двадцатипятилетний юбилей в качестве президента. Более того, ведь именно с рассуждений о диктатуре и демократии начиналась его блистательная политическая карьера. Кто как не он, еще в далеком 1991 году «настойчиво предложил» Новой газете революционную для тогдашней Беларуси статью и интригующим названием «Диктатура: белорусский вариант?».

Читать ее, конечно, смыла нет. Достаточно взглянуть на Беларусь сегодняшнюю и ответ на вопрос, поставленный самим Александром Григорьевичем еще 28 лет назад становиться бесстыдно очевидным. Тем не менее, сам наш заслуженный демократ еще в мае 2019 года уверенно заявил, что «демократии в Беларуси нисколько не меньше, чем в нашей родной, братской России или на Западе». Даже если учитывать манеру изложения мыслей Лукашенко, к которой определенно нужно привыкнуть, формулировка оставляет ощущение, что наш национальный лидер говорит о чем-то таком, чего не до конца понимает, или точно имеет ввиду нечто совсем другое. Наверное, если бы можно было спросить Геринга, что он думает о внедрении принципов гуманизма в рядах военной полиции, мы бы услышали нечто похожее.

Наверное, это несоответствие вызвано диссонансом между имеющими место  фактами и тем, во что верит сам Лукашенко. Или все же не верит?

Вот, например, его российский коллега, так тот практически прямо заявляет, что ваших демократий нам не нужно, мы великая страна, у нас особый путь ну, и далее по тексту темников ведущих первого канала. Для него демократия –   это уже давно даже не сладкая и недостижимая игрушка для народа, а вражеская, чужеродная идеология, выращенная в подземных лабораториях ненавистного коллективного Запада на погибель всего «Русского мира». При этом слове у него и приближенных из высшего чиновничьего аппарата неизменно появляется на лице хитроватая улыбка – мол, знаем-знаем, слышали, но только мы вам больше не верим.

Но в Беларуси, которая прямо скажем, несколько отстает в развитии не только от прогрессивных европейских стран, но даже от той же России, с этой игрушкой все еще носятся и, традиционно протерев с нее пыль в преддверии очередных выборов, выставляют на самое видное место, всячески рекламируют и пытаются продать народу подороже. Требуется эта безделица и в других, более прикладных случаях – например, когда Александр Григорьевич достает из-под сверкающего лаком президентского стола старую, залатанную торбу и отправляется в МВФ за новым траншем. Но справедливости ради нужно отметить, что в последние годы даже в этом ритуальном действии необходимость отпала, потому как теперь мы дружим с Россией, а туда с такой игрушкой не ходят.

Некий же комизм ситуации заключается в том, что сам себя, Лукашенко, конечно же, мнит самым что ни на есть демократом, по крайней мере в те моменты, пока работают телекамеры. Что он делает потом никому не известно. Читает ли он, запершись в своем кабинете Хартию или замышляет убийство нового надоедливого журналиста – никто не знает. Но, даже если его речи по этому поводу можно слушать лишь основательно начитавшись Оруэла, один вывод из этого факта сделать можно. В отличии от многих коллег по президентскому клубу, он вынужден все еще убедительно доказывать на различных сборищах о том, что он дескать таки демократ. Что он не убивает журналистов, не сажает политических оппонентов в тюрьмы и ежедневно заботиться не о развитии своего личного пенсионного фонда, а о простом и горячо любимом им белорусском народе.

Можно только представить, как это тяжело. Ежедневно, каждую минуту следить за тем, чтобы не сказать то, что думаешь, а говорить только то, что нужно. Что хорошо и правильно смотрится на экране. То, что не вызовет очередных нападок со стороны «наших западных партнеров». То, во что сам не веришь и никогда не верил, что нужно только для того, чтобы с тебя наконец сняли надоевшую бирку «последнего диктатора Европы».

Что ж, если судить по результату, у него пока неплохо получается. Какой еще демократ безраздельно правит старой в течение 25-ти лет? Только он, наш единственный и неповторимый.

И в заключение. «Зато в Минске чистые улицы!» –  часто я слышу от коллег журналистов, особенно из России, как только разговор заходит о демократической Беларуси. Да, конечно, спорить с этим трудно. Все чисто. Я бы сказал даже стерильно. И проведена эта стерилизация с полным знанием дела, вдумчиво и обстоятельно, не спеша.

Автор: Андрей Канадис

Napsat komentář

Vaše emailová adresa nebude zveřejněna. Vyžadované informace jsou označeny *